Исходность

Свет мой

Ехал на работу и краем глаза заметил, что девушка рядом что-то ищет в гугле. Заглянул краем глаза, любопытная Варвара.
И мне стало так хорошо, аж сердце защемило и к глазам поступили слёзы. Ведь если человек утром понедельника думает о северном сиянии, то, верно, мы ещё не совсем умерли, есть ещё надежда.
Исходность

По вегану

Интересно, а если ты заварил себе водой пшённые хлопья без всего и съел их, закусывая Баклажанами Печёными в томатном соусе, потому что тебе тупо лень готовить, то это считается как веган-панк?..
Ennui

Чужое стихотворение, которое надо чуточку спасти, потому что автор, как водится, давно мёртв.

Бог мог бы плакать
цветными слезами
Я мог бы собирать камни
в саду, самое время
Никто не придет за тобой
Никто, понимаешь?

Они ненавидят меня,
режут на куски
своими цветными ножами
Маленькие, маленькие
Люди в моей голове

Вход в пустоту,
плачешь, смеешься,
Никто, понимаешь?


Исходность

не сплю

По большому счёту всё, что мы здесь делаем - это собираем и систематизируем информацию. Иногда мне кажется, что всё, что отличает нас от компьютеров на данном этапе - это свобода при выборе, какую именно информацию будем обрабатывать. А, значит, это свойство разума.
Я не уверен, мечтали ли раньше люди о бессмертии и понимали ли они его так же, как мы понимаем сейчас. Если почитать какого-нибудь Легоффа, то становится вполне очевидно, что даже в Высокое Средневековье люди мыслили вообще иными понятиями и категориями. Да что там говорить, мои деды бы сейчас ужаснулись, видя то, чем мы занимаемся, они бы просто не поняли половины из происходящего, как несчастные размороженные в Трансмете.
Так вот, мне кажется, что идеал нынешнего бессмертия - это нечто вроде живого компьютера. Конечно, вечное молодое и красивое тело тоже будет приятным бонусом, но, положа руку на сердце, многие ли из нас используют все возможности этого тела даже в одной, сравнительно короткой жизни? Тело нужно большинству из нас только для еды, сна и сидения в интернете. То бишь, чтобы обрабатывать информацию.
В таком случае тело как бы и не нужно.
Что неизбежно приводит нас к мысли о бессмысленности бессмертия, ведь его единственным и необходимым условием будет являться неиссякаемый интерес, поддерживающийся по принципу кругов Сократа, когда как на деле ... назовём это "размер" - размер человеческой заинтересованности обратно пропорционален беспредельно расширяющегося периметра.
Назовём это, по аналогии с Сорокиным, у которого были "гнилые кольца времени" - "рваные круги Сократа".
Пиздец, как это всё тривиально, я просто в ахуе.
За окном взрывается яркое утреннее солнце. Предрассветное серое небо на глазах полнится синевой. Шум города набирает силу. У соседей сверху играет кем-то позабытое на ночь радио. Кричат чайки. Вдали, словно написанные слабой акварелью, виднеются корпуса завода и трубы, медленно рассеивающиеся в грядущей знойной дымке.
Исходность

(no subject)

В 2013, кажется, году я прочёл охуительное эссе Льюиса мать его Кэролла . Оно называлочь"Пища для ума", и его мысль заключалась в том, что пища ума подлобна пище желудка: словно ты насыщаешь своё брюхо непотребным майонезом, так же ты читаешь сякое разное и получается мешанина , непотребная мешанина.
Я было вдохновлён. "вау", подумал я, вот оно решение всех моих проблем - я просто начну читать по одной книге всегда....
Сегодня две тысячи мать его ебать двадцатый год.
У мен\я для поездки на работу томик сказок Джанни Родари, что там дальше
?
перед сном я читаю рассказы Матесона, в обед и за завтраком вникаю в ТРансмет, а в туалете у меня лежит низкотребная кенишка Ролнда Грина "Конан у ворот зла"
И кто теперь проебался? Очевидно я.
Как заставить себя читать одну книгу всегда, когда вокруг столько всего интересного?
Думаю, Льюис Керол бы ахуел от нынешнегоь изобилия.
Исходность

собака

Соседи сверху завели собаку. Псина в принцпе нормальная, ведёт себя тихо, почти не гавкает (не то, что припизднутая шавка из дома напротив, которая может лаять часами. Это слышу даже я у себя за двойным стеклопакетом в трёхстах метрах от неё. Что чувствуют соседи, выше моего понимания).
Но иногда она подвывает. Достаточно скромно, надо сказать, но меня всё равно раздражает. Всё же я сильно расшатал нервную систему за годы пьянства.
Но я придумал, как её усмирить. Как только она начинает выть, я сразу же вою в ответ. Псинка затыкается буквально на третьей-четвёртой перекличке.
И это хорошо.
Исходность

Клют, фрагмент

... она повернулась и прошла вглубь комнаты вслед за своим дружком. Он лёг на кровать. Его глаза блестели, лоб покрывала испарина, волосы намокли от пота. Он дрожал. Бри поразило тряпьё, служившее одеждой бывшей подруге: какая-то застиранная серая кофта без рукавов, обнажающая исколотые руки.
Арлин подошла к раковине и смочила тряпку, приложив этот импровизированный компресс ко лбу мужчины. Он схватил её руки, а потом вжался лицом в мокрую ткань и сделал несколько судорожных кашляющих движений, словно его тошнило. Она мягко отняла его руки и обняла его голову, несмотря на то, что ей самой было явно не по себе. Он несколько секунд словно бы не ощущал прикосновений, а потом прижался к ней, словно к матери. Они были похожи на двух заплутавших, беспомощных детей, обречённых без конца возвращаться к пряничному домику, растворившихся без остатка в героиновой тоске; среди горячки, боли и пустоты они держались друг за друга с предсмертной, отчаянной нежностью, находя в этих объятиях последнее, неуязвимое пристанище.
Ennui

Энтропия растёт

Интернет много чего убивает и много что порождает, но кое-что он отнимает у нас безвозвратно - эмпатию.
Я сижу и смотрю кино. Мой племянник, которому я помогаю перекантоваться, пока он не найдёт работу и не снимет жильё в Питере, сидит рядом. Я смотрю кино. Он смотрит интернет. Каждый из нас находится в своём мире.
За свою жизнь я посмотрел немало кино. Большую часть классики 80-х и 90-х годов я посмотрел в детстве, когда мы с мамой жили в небольшой однушке. К ночи она укладывала меня спать, а сама садилась у телевизора и смотрела кино. В те годы по телеку показывали много фильмов, и ты мог быть вполне уверен, что из них не вырежут какую-нибудь нетолерантную сцену.
Так вот, она садилась смотреть, а меня отгораживала подушкой, чтобы свет от экрана не мешал мне спать. Я не хотел спать, мне было интересно, и я тихо отодвигал подушку и подглядывал в щель. Уверен, она знала об этом, но не мешала мне. Это была наша эмпатия. Наше взаимопроникновение. Наше единство.
Теперь у каждого есть свой экран, но нет ни единой тайной щели, чтобы тихонько подглядывать в чужой мир.
Энтропия растёт.
Исходность

(no subject)

Я сидел на лавочке и читал, когда ко мне подошёл мужик.
Он был одет... нет, не так. Он был прикинут, наверное, так лучше; прикинут дичайшим образом. На нём болталась какая-то чёрная тряпка, некогда бывшая кофтой, разорванная и обнажавшая тощее веснушчатое плечо, вылинявшие штаны в пятнах, лаковые туфли на босу ногу. Вид дополняли немытые волосы и красное лицо. Больше всего было похоже, что товарищ выполз с ближайшей помойки. Люблю таких людей.
- Браток, - обратился он ко мне. - Ты не знаешь, где тут скупка?
Я не знал. Скупка чего, поинтересовался я.
- А! - Мужик махнул рукой, развернулся, подошёл к припаркованному неподалёку новёхонькому мерседесу, открыл его, завёл мотор и уехал, оставив меня в лёгком диссонансе.
Было очень жарко.

Прощай, брат

Первый комп появился у меня в 1999-м году. Это точно, потому что первым диском, который я купил, как обычно, послушавшись неуловимой лапки интуиции, была "вот только вышедшая", по заверениям продавца, игра "Heroes of Might and Magic 3". Я повёлся на красивую обложку и купил диск, как сейчас помню, в Доме Книги. Был там справа от входа лоточек. Комп был не новый, 166-й Пентиум; мамина начальница купила сыну новую машинку, а мне отдали старый; ну, конечно, не бесплатно, мама подсуетилась.
Собственно, комп в основном и использовался для игр в Героев, Дисцайплес и Квейк 2, интернета у меня не было по причине ненадобности.
Я перебрался в Питер. Первый год жизни на Искре прошёл безо всякого интернета. Интернет был только у Ивана, использовался для работы, а проверить всякие там почты и контакты мы заходили к нему раз в неделю.
Однако в 2009 году случилось две вещи, перевернувшие мою жизнь навсегда. Они вытекали одна из другой. Во-первых, я начал встречаться с Лой. Когда она переехала жить ко мне, то первым делом спросила, где кабель интернета, на что я с улыбкой ответил, что интернета у меня нет и зачем он нужен, я вообще не представляю.
Лой охуела. И немедленно донесла до меня мысль (а она вообще была барышня доносчивая), что это дикость, без интернета она здесь не будет жить ни со мной, ни без меня.
На следующий день я купил себе новый комп, так как старый, увы, к современному интернету был не приспособлен, и провёл кабель сети.
Что, собственно, и было "во-вторых". На новом компе был написан первый пост этого жж. Вот этот. До сих пор нахожу грустную иронию в том, что он был посвящён алкоголю, и что единственный тамошний комент принадлежит Лой =(

Прошло почти 11 лет. Лой давно канула незнамо куда, поуродовав мне сердце и душу, на Искре уже много лет живут другие люди, я из наивного провинциального мальчишки превратился в типичного городского наркомана-психопата, в Питере кончились зимы, ветер странствий помотал меня по местам и юдолям, умерли старые люди и народились новые, прошли десятки женщин, сотни приятелей, тысячи дней и сто тысяч ночей.
Через всё это со мной двигался мой комп. По сути, через него родился в свет тот я, которого вы все знаете или знали, тот Горхла, которого выдернули, обмотав пуповиной за шею, из его старой розовой кожи. Через него я работал, смотрел фильмы, слушал музыку, писал стихи и рассказы, вёл жж, общался с людьми и нелюдями. Организовывал тусовки, сборища и турниры. Ругался и плакал, смеялся и шутил. Это был мой персональный всемогущий текст-процессор, залитый всеми видами спиртных напитков, пьяный мастер в электронном мире. Клянусь, иногда он нашёптывал мне нужное слово или рифму.

Сегодня я купил новый компьютер.
И теперь я не нахожу в себе сил его поставить и отключить старый от сети навсегда. Это словно выкинуть на помойку близкого, родного человека.
У меня не поднимается рука.
Не знаю, что и делать.