Технофетишизм

Дожил

В 35 лет лежать и просто быть счастливым от того, что подействовала таблетка и не больно.
Дожился, пердун.
Стыдно, конечно. Само бы прошло не завтра, так послезавтра. Но как же вольготно!
Оно, конечно, не прошло, оно заиндевело. Ну и ладно, ну и хорошо...
Ennui

(no subject)

Пусть в этом городе очень холодно
И тополиный пух словно снег на тюльпанах,
Когда на улице ночь, а на небе колючие звезды
Я могу греть твои ладони в своих карманах.
Возьми меня за руку и держись крепче,
Мы пройдемся по самым тёмным и тайным местам.
Я покажу тебе страх в горстке пепла,
Очаровательный питерский мрак,
Крики безумных рисунков на стенах,
И старинный жёлтый чумной барак.
Ты полюбишь этот бездушный город,
Посмотрев на него без обмана...
Главное не вынимай свою руку
Из горячей моей ладони
и моего кармана.
Исходность

Нищие и цыгане

Ровно год назад я совершил поездку в Астрахань, дабы немного продлить лето и заодно познакомиться с городом, который вроде как не относится к общепризнанным туристическим местам.
Одним из вечеров я совершал променад по оказавшемуся весьма интересным центру, где в первый же день обнаружил средоточие злачных мест - за давностью событий позабыл, как оно наименовалось - которое поразило меня изобилием как заведений, так и ассортимента, а равно и цен, в них представленных. Моё впечатление об Астрахани, как о некой затерянной во времени и пространстве глубинке, было изрядно поколеблено.
Пресытившись пустыми беседами с такими же, как и я, прожигателямижизни, я спустился вниз, где встретил человека куда интереснее. Безногий нищий сидел в коляске и собирал милостыню. Облегчив кошелёк на необременительную сумму, а также купив ему выпить, я разговорил его. Бедолага - звали его Петром - признался, что отморозил ноги по пьянке, уснув в сугробе. Впрочем, "бедолага", наверное, не самое подходящее слово - человек не выглядел несчастным, был чисто, хотя и с должным требованием к профессии, одет, не вонюч, хотя, опять же, подобающе грязен (в этом плане вспоминаются вконец обленившиеся низкопрофессиональные нищие столиц, зачастую трудящиеся в кедах фирмы "нью беленс" и заношенных "ливайсах") и, самое главное, оптимистично и бодро смотрел на вещи.
Впрочем, его оптимизм заметно вырос с появлением второй кружки пива. Я разместился рядом с ним на тротуаре и вёл беседу, как к нам подошёл агрессивно и нагло держащийся молодой человек.
Это был цыган, хотя на мой взгляд ничего цыганского в нём не было. Если бы не некоторая дичинка в глазах, он куда больше сошёл бы за китчеватого кавказца, прожигающего жизнь в торговых центрах и на ночных плясках. Он недружелюбно поинтересовался, зачем я угощаю нищего, а после обратился к тому с пространной речью, смысл которой сводился к тому, что ещё пара кружек - и мужик не сможет нормально работать. Я изрядно подивился такой постановке вопроса и в обмен на обещание больше не наливать безногому господину услышал, что, оказывается, цыгане специализируются на нищенстве и все отверженные работают на них.
Впрочем, "работать", опять же, не самый точный термин: правильнее было бы назвать эти отношения "симбиозом". Цыгане, как уверил меня молодой человек, предоставляют таким вот калекам кров, ухаживают за ними, моют, стригут и кормят. В обмен же они забирают львиную долю собранных денег, количество которых, как вы понимаете, может быть весьма немалым. Подобные взаимоотношения практикуются всюду, не только на юге России, говорил собеседник.
В общем, беседа вышла поучительной и интересной. В итоге мы с этим цыганом так закорефанилсь, что он достал засаленную колоду карт и показал мне несколько совершенно изумительных фокусов. Время от времени к нему подбегали цыганы помельче и пожиже, с которыи он коротко и рублено переговаривался и явно отдавал какие-то распоряжения, после чего они живо исчезали в ночи.
Думаю, давние мои друзья не будут спрашивать, почему я вместо знакомства с женщинами и благопристойного сидения в баре торчал на тротуаре в обществе безногого и цыган, потому как знают, что "тонкие умы любят освежаться ветерком, несущим легкий аромат непристойности". Я, пусть не претендую на тонкость ума, всё же испытываю эту la nostalgie de la boue, что иногда приводит к не лучшим последствиям. Впрочем, в тот вечер всё закончилось хорошо.
ЕЩё в тот вечер я имел беседу на религиозные темы с молодым мюридом, но эта тема для другого поста.
Надежда

Плач

Когда я был маленький, то мама иногда пела мне колыбельную «Лунная полянка». Не потому, что у меня были проблемы со сном – просто мне очень нравилось, как она пела. И всегда я плакал. Слёзы бувально разрывали меня, я рыдал и слёзы текли и текли без конца. Что-то настолько жалостливое звучало в этих строчках, безмерно доброе, такое нечжное и чистое, чему нет места на этой земле, к чему даже моя ребяческая душа уже не могла прикоснуться.
И вот вспомнил, как на книжной ярмарке я шёл мимо ряда букинистов, и ко мне подошла женщина. Она показала на свой небогатый ассортимент и тихо сказала «Вот книги для настоящих рыцарей». Не знаю, как слёзы не брызнули у меня из глаз. А ведь я ещё стал с ней спорить, когда она протянула книжку о Гамилькаре Барке и сказала, что ему покровителствовал Христос в борьбе с римскими кропавыми завоевателями, начал спорить про рим и про историю… корчил из себя умного… был идиотом.
До сих пор стыдно, что не купил у неё книгу. Пять лет прошло, а я, словно вчерашний день помню, помню, как не нашёл в себе сил быть рыцарем.
Хотя бы самую малость.
Ennui

(no subject)

Начитавшись бездарных сонетов
(и вполне даровитых стихов),
Я бреду, не заметив при этом
На ногах проржавевших оков.
Всё что было когда-то
В печали -
всё что было,
Сгорело в огне.
Мы с тобою когда-то, обнявшись,
Засмотрелись в весну на окне.
Было ветрено, зелено, ярко,
Воробьи пролетали стремглав,
А я тихо склонился и мягко
Тебя в шею вдруг поцеловал.
Ты и я, каберне, подоконник,
Ты и я, день и тень, лёд и мёд.
Мы с тобою промчались так ловко
Через этот обыденный гнёт.
И пускай мне остались оковы,
а тебе - полбутылки вина,
В неуклюже оброненном прошлом
Ты жива, ты жива, ты жива...
Исходность

(no subject)

Я вот перечитывал сейчас Хромую судьбу и вдруг подумал, как сильно поменялос моё её восприятие, как 20 лет назад она давила на одни педальки, а теперь вдруг стала жать совсем на другие. Там сцена есть, когда Банев разговаривает с нигилистически настроенными гимназистами... наверное, нигилистически слово не совсем верное, правильнее скзаать "перпендикулярно" настроенные. диалог мастерский, слов нет, но вот тебе самому 35, ты взрослый человек, и одно део, когда ты не соглашаешься с ответами, а другое, когда понимаешь, что неправильно поставлены сами вопросы.
А потом задумываешься, в какое время они были поставлены - ведь любая хорошая фантастика так или иначе отражает реалии общества - и в очередной, во-первых, раз задумываешься, насколько Советский собз был чуждым человеку сообществом, принципиально ничем не отличающимся от условного муравейника или цивилизации ольмеков - такая же дикая, невообразимая, невозможная для понимания структура, а, во-вторых, как в этой структуре люди формировали мышление и как в рамках этого мышления они спорили и ставили вопросы, и какие ответы получали.
Ничего личного, я понимаю, что такое художественный текст равно как и кем он написан, интересно то, что, выходит, человек, сформированный в определённой системе, попросту не может ставить вопросы под определёнными углами, это какая-то социогемоетрия! Не потому, что глуп, не потому, что линеен, но потому, что он не может иначе, физичски неспособен вывернуть мозг.
разумеется, всё это касается и нас нынешних.
И, конечно, взаимное удивление и непонимание работает в обе стороны.
а потом подумал, что мог бы написать "бытие определяет сознание" и не выёбываться.
Исходность

Ловля кошек

Перед сном вышел на балкон покурить.
Внизу развёрнута настоящая спасательная операция. Три человека с фонариками бегают вокргу припаркованных в ряд машин и хором кричат "кс-кс". У одной девушки в руках тарелка с кормом, командует всем корпулентная дама в сорочке. Вокруг расхаживает местная кошка, прикормленная на задворках китайского ресторана. У кошки в начале весны вывелись котята. По-видимому, с одним из них что-то случилось, потому что из-под машин время от времени кто-то мяучит.
Цель мероприятия не очень ясна, для гипотетически раненого котёнок (или кто там пищит под машинами) передвигается достаточно быстро и в руки спасателям не даётся.
Пойду дальше следить за развитием событий.
Исходность

Пдглядывать за самим собой

Я так давно веду жж, и стак старательно записываю сюда так многое. И тем не менее мне кажется - да что там, я уверен - что ещё больше я пропускаю меж пальцев, что оно тихими невесомыми струйками сыплется и на лету золотой песок памяти превращается в серую-серую пыль.
Хочется бежать, бросить всё (Что? хаха) и спасать, спасать эти крупинки, ловить их, водружать на положенные места, облагораживать, отделывать свой дворец памяти.
Кажется, уже поздно - то, что я помню, всё больше покрывается плёнкой, прочным коконом, закопчённым стеклом, через которое ещё можно что-то разглядеть, знать, что это было тогда, а это здесь, но обонять, осязать - уже не выйдет.
Это словно подглядывать за самим собой и понимать, что настоящий ты остался там, а нового человека так и не народилось.
Я раскапываю старую переписку с собой, открываю ссылки десяти-двенадцатилетней давности, вспоминаю, при каких обстоятельствах они сохранялись. Когда-то это было важным, а теперь здесь растёт снег.
Сама ткань вирутального пространства измениласьб. Неправда, что всё, попадающее в интернет, остаётся там навсегда; нет, сеть тоже ветшает в одних местах и прирастает в других. Там, где я был когда-то, покинутая паутина, набитая сухими листьями, веточками, оболочками мух, и лёгкая лапка паука не пробежит здесь больше никогда.
Но я не могу отбросить своё прошлое, каким бы оно ни было пошлым, нелепым и безсмысленным. Ведь это всё, что у меня осталось.
Исходность

Лангольеры

Ночь идёт по пятам.
Когда-то на свете был мальчик, который бегал и радовался жизни. Ему светило солнце, шумели деревья, дул свежий утренний ветер с чуть уловимым запахом соли. Ему пели птицы в кронах, ему шелестели травы в безкрайних золотисто-зелёных полях, ему клубилась на дорогах пыль и жарко дышали, отдавая накопленное тепло, растрескавшиеся от возраста брёвна домов. Ему были тряпичные половички и мышиные норки, ему - георгины, уложенные на зиму заботливой бабушкиной рукой во дворе, с серыми клубнями ссохшей земли, и косы на держаках, и собачий заливистый лай. Ему пахучее колючее сено и талая вода в снежной ложбинке. Торфяные ямы, полные карасей, и дороги битой щебёнки. Лето и бесконечная радость. Солнце и смех. Жизнь
Дороги памяти неукротимо зарастают. Каждый новый день жизни отнимает прошлое неделями, и к концу мы придём такие же голые, какими явились в мир. Деменция - это не ослабление разума, деменция - это когда чёрная тьма забвения догоняет, наконец, настоящее, у тебя по-настоящему остаётся тот самый единый дзенский момент.
Теперь мне кжется, что ничего не было. Что в девяностые не светило солнце и не дул ветер, что люди не улыбались друг другу и, словно в коконах, одиноко блуждали своими безрадостными путями, а восьмидесятых вообще не существовало никогда. Что над всей страной нависло бархатное плотное покрывало чернильно-чёрной тьмы, откуда мы вышли, щурясь, неведомыми извилистыми тропинками, которые в конце концов снова приведут нас обратно.
Лангольеры существуют, это мы сами.