Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Исходность

Нищие и цыгане

Ровно год назад я совершил поездку в Астрахань, дабы немного продлить лето и заодно познакомиться с городом, который вроде как не относится к общепризнанным туристическим местам.
Одним из вечеров я совершал променад по оказавшемуся весьма интересным центру, где в первый же день обнаружил средоточие злачных мест - за давностью событий позабыл, как оно наименовалось - которое поразило меня изобилием как заведений, так и ассортимента, а равно и цен, в них представленных. Моё впечатление об Астрахани, как о некой затерянной во времени и пространстве глубинке, было изрядно поколеблено.
Пресытившись пустыми беседами с такими же, как и я, прожигателямижизни, я спустился вниз, где встретил человека куда интереснее. Безногий нищий сидел в коляске и собирал милостыню. Облегчив кошелёк на необременительную сумму, а также купив ему выпить, я разговорил его. Бедолага - звали его Петром - признался, что отморозил ноги по пьянке, уснув в сугробе. Впрочем, "бедолага", наверное, не самое подходящее слово - человек не выглядел несчастным, был чисто, хотя и с должным требованием к профессии, одет, не вонюч, хотя, опять же, подобающе грязен (в этом плане вспоминаются вконец обленившиеся низкопрофессиональные нищие столиц, зачастую трудящиеся в кедах фирмы "нью беленс" и заношенных "ливайсах") и, самое главное, оптимистично и бодро смотрел на вещи.
Впрочем, его оптимизм заметно вырос с появлением второй кружки пива. Я разместился рядом с ним на тротуаре и вёл беседу, как к нам подошёл агрессивно и нагло держащийся молодой человек.
Это был цыган, хотя на мой взгляд ничего цыганского в нём не было. Если бы не некоторая дичинка в глазах, он куда больше сошёл бы за китчеватого кавказца, прожигающего жизнь в торговых центрах и на ночных плясках. Он недружелюбно поинтересовался, зачем я угощаю нищего, а после обратился к тому с пространной речью, смысл которой сводился к тому, что ещё пара кружек - и мужик не сможет нормально работать. Я изрядно подивился такой постановке вопроса и в обмен на обещание больше не наливать безногому господину услышал, что, оказывается, цыгане специализируются на нищенстве и все отверженные работают на них.
Впрочем, "работать", опять же, не самый точный термин: правильнее было бы назвать эти отношения "симбиозом". Цыгане, как уверил меня молодой человек, предоставляют таким вот калекам кров, ухаживают за ними, моют, стригут и кормят. В обмен же они забирают львиную долю собранных денег, количество которых, как вы понимаете, может быть весьма немалым. Подобные взаимоотношения практикуются всюду, не только на юге России, говорил собеседник.
В общем, беседа вышла поучительной и интересной. В итоге мы с этим цыганом так закорефанилсь, что он достал засаленную колоду карт и показал мне несколько совершенно изумительных фокусов. Время от времени к нему подбегали цыганы помельче и пожиже, с которыи он коротко и рублено переговаривался и явно отдавал какие-то распоряжения, после чего они живо исчезали в ночи.
Думаю, давние мои друзья не будут спрашивать, почему я вместо знакомства с женщинами и благопристойного сидения в баре торчал на тротуаре в обществе безногого и цыган, потому как знают, что "тонкие умы любят освежаться ветерком, несущим легкий аромат непристойности". Я, пусть не претендую на тонкость ума, всё же испытываю эту la nostalgie de la boue, что иногда приводит к не лучшим последствиям. Впрочем, в тот вечер всё закончилось хорошо.
ЕЩё в тот вечер я имел беседу на религиозные темы с молодым мюридом, но эта тема для другого поста.
Исходность

(no subject)

Я вот перечитывал сейчас Хромую судьбу и вдруг подумал, как сильно поменялос моё её восприятие, как 20 лет назад она давила на одни педальки, а теперь вдруг стала жать совсем на другие. Там сцена есть, когда Банев разговаривает с нигилистически настроенными гимназистами... наверное, нигилистически слово не совсем верное, правильнее скзаать "перпендикулярно" настроенные. диалог мастерский, слов нет, но вот тебе самому 35, ты взрослый человек, и одно део, когда ты не соглашаешься с ответами, а другое, когда понимаешь, что неправильно поставлены сами вопросы.
А потом задумываешься, в какое время они были поставлены - ведь любая хорошая фантастика так или иначе отражает реалии общества - и в очередной, во-первых, раз задумываешься, насколько Советский собз был чуждым человеку сообществом, принципиально ничем не отличающимся от условного муравейника или цивилизации ольмеков - такая же дикая, невообразимая, невозможная для понимания структура, а, во-вторых, как в этой структуре люди формировали мышление и как в рамках этого мышления они спорили и ставили вопросы, и какие ответы получали.
Ничего личного, я понимаю, что такое художественный текст равно как и кем он написан, интересно то, что, выходит, человек, сформированный в определённой системе, попросту не может ставить вопросы под определёнными углами, это какая-то социогемоетрия! Не потому, что глуп, не потому, что линеен, но потому, что он не может иначе, физичски неспособен вывернуть мозг.
разумеется, всё это касается и нас нынешних.
И, конечно, взаимное удивление и непонимание работает в обе стороны.
а потом подумал, что мог бы написать "бытие определяет сознание" и не выёбываться.
Исходность

Пдглядывать за самим собой

Я так давно веду жж, и стак старательно записываю сюда так многое. И тем не менее мне кажется - да что там, я уверен - что ещё больше я пропускаю меж пальцев, что оно тихими невесомыми струйками сыплется и на лету золотой песок памяти превращается в серую-серую пыль.
Хочется бежать, бросить всё (Что? хаха) и спасать, спасать эти крупинки, ловить их, водружать на положенные места, облагораживать, отделывать свой дворец памяти.
Кажется, уже поздно - то, что я помню, всё больше покрывается плёнкой, прочным коконом, закопчённым стеклом, через которое ещё можно что-то разглядеть, знать, что это было тогда, а это здесь, но обонять, осязать - уже не выйдет.
Это словно подглядывать за самим собой и понимать, что настоящий ты остался там, а нового человека так и не народилось.
Я раскапываю старую переписку с собой, открываю ссылки десяти-двенадцатилетней давности, вспоминаю, при каких обстоятельствах они сохранялись. Когда-то это было важным, а теперь здесь растёт снег.
Сама ткань вирутального пространства измениласьб. Неправда, что всё, попадающее в интернет, остаётся там навсегда; нет, сеть тоже ветшает в одних местах и прирастает в других. Там, где я был когда-то, покинутая паутина, набитая сухими листьями, веточками, оболочками мух, и лёгкая лапка паука не пробежит здесь больше никогда.
Но я не могу отбросить своё прошлое, каким бы оно ни было пошлым, нелепым и безсмысленным. Ведь это всё, что у меня осталось.
Исходность

Лангольеры

Ночь идёт по пятам.
Когда-то на свете был мальчик, который бегал и радовался жизни. Ему светило солнце, шумели деревья, дул свежий утренний ветер с чуть уловимым запахом соли. Ему пели птицы в кронах, ему шелестели травы в безкрайних золотисто-зелёных полях, ему клубилась на дорогах пыль и жарко дышали, отдавая накопленное тепло, растрескавшиеся от возраста брёвна домов. Ему были тряпичные половички и мышиные норки, ему - георгины, уложенные на зиму заботливой бабушкиной рукой во дворе, с серыми клубнями ссохшей земли, и косы на держаках, и собачий заливистый лай. Ему пахучее колючее сено и талая вода в снежной ложбинке. Торфяные ямы, полные карасей, и дороги битой щебёнки. Лето и бесконечная радость. Солнце и смех. Жизнь
Дороги памяти неукротимо зарастают. Каждый новый день жизни отнимает прошлое неделями, и к концу мы придём такие же голые, какими явились в мир. Деменция - это не ослабление разума, деменция - это когда чёрная тьма забвения догоняет, наконец, настоящее, у тебя по-настоящему остаётся тот самый единый дзенский момент.
Теперь мне кжется, что ничего не было. Что в девяностые не светило солнце и не дул ветер, что люди не улыбались друг другу и, словно в коконах, одиноко блуждали своими безрадостными путями, а восьмидесятых вообще не существовало никогда. Что над всей страной нависло бархатное плотное покрывало чернильно-чёрной тьмы, откуда мы вышли, щурясь, неведомыми извилистыми тропинками, которые в конце концов снова приведут нас обратно.
Лангольеры существуют, это мы сами.
Исходность

Воробьи-тиранозавры

Ах воробьи-тиранозавры,
что с вами сделала природа?..
когда-то вы, зауроподы,
ногами землю попирали.
Теперь порхаете со свистом
и жадно смотрите как люди
едят, надеясь на подачки.
Вы так ужасно измельчали!
Вы стали мелкие, смешные.
Но в вас осталась эта ярость,
и ваши драки в лужах грязных
напоминают мне о прошлом,
о временах, когда приматы,
вернее, предки их ночные
скрывались по кустам и падям
от воробьёв-тиранозавров.
Исходность

Плотное

кричащий, страшный, звонкий текст
кричащий словно dot - молчу сгораю
увидим - что здесь некст бай невер некст
слова рифмую я не в идеале
в говне в крови Страшила всё орёт
слова так складывать прикольно и так просто
молчишь - кричи: ты всё же идиот
всё ровно пусто и беспрекословно
всё так могу и дальше рифмовать
всё тупо дерзко и едва-едва ли
слова так просто людям подбирать
что словно я нашёл себя в печали
сей стих, быть может, длится до сих пор
/я говорю о том, что мне прекрасно/
что я кричу и дрянью каждой пор
я истекаю свежим ярко-красным
молчишь? молчи, ты сука, я во тьме
я ухожу - куда - да чтоб забыться
мы столько слушали молчали и в неве
я утону,
закончи. Есть же мысль.
Исходность

(no subject)

Эти старые гаражи казались вечными.
Мы скакали по их проржавевшим крышам,
Убегая от наркоманов аптечных
По обоссаным жёлтым сугробам.
Здесь я выкурил свою первую сигарету,
Разделив пополам со своим другом Дроном.
У неё был вкус уходящих детских лет,
Запах гудрона.
За этими гаражами прошла вся моя юность,
На их стене я оставил свои первые слова:
Рядом с бессмертными "хуй", "блять" и "сука"
Вырезал "Седьмой А".
По весне за ними тянуло гарью
От горящей сухой травы.
Осенью хлюпало под ногами -
В глине следы.
Эти старые гаражи казались вечными,
Как наша бесконечная юность.
А вот теперь прошли годы, приехал -
А их снесли. Грустно.
Исходность

История с ментами и порошком

Рассказали пушечную байку, надо записать.
Короче, дело было в каком-то геологическом институте или вузе, неважно. Они там для анализа пород перерабатывают их в пыль посредством специальных дробилок. Дробилки - это такие приспособы, которые перетирают твёрдые породы в порошок или куски, в зависимости от настройки и модели. У нас на работе дробилки крушат ферросплав до фракции в 5 мм, бывают и дробилки, которые делают фактически пыль.
У того чувака как раз была такая дробилка; ну, не у него, а в вузе. Микроприспособа такая.
И вот, он, знацца, продробил свои породы, а пород было много - пара десятков образцов. Он расфасовал всё в пакетики и пошёл выпить с коллегами.
Тут, в принципе, история уже считывается, ну да пофиг.
Короче, они выпили, и чувак счастливо потрухал домой. Но выпили хорошо, и надо же было такому случиться, что он наскочил на патруль.
- Здравствуйте, гражданин!
- З-здравствуйте.
- А вы хорошо себя чувствуете? А вы можете пройти по прямой? Ой, вы не можете. Да вы, гражданин, в говно. А не желаете ли проехать с нами? Ах не желаете?! Да, собственно, вашего желания никто и не спрашивает, это, знаете, мы просто вежливые люди. Короче, марш, сука, в пативен, а то у тебя почка, говорят, лишняя.
И в пативене при досмотре обнаружилось, что у чувака рюкзак набит расфасованными пакетиками с белым порошком.
Думаю, копы были уверены, что сорвали карт-бланш. Товарищ с помпой был доставлен в отделение - не каждый день; да что там - не каждый месяц ловится дилер промышленных масштабов. Вес изъятых наркотиков шёл на килограммы.
Наркотики были сданы на экспертизу. Наверняка строчились приказы и наградные листы.
В итоге чувак чалился в СИЗО около недели. Пока не пришли результаты экспертизы. Которая показала, что белый порошок есть не что иное, как разнообразные соединения кремния.
История умалчивает, были ли принесены извинения, да это, в общем, и не важно. Важен факт.
На самом деле мне это напомнило иную историю, но её изложу в другой раз.
Ennui

Ложь

Во мне горели дома
я был оставлен собой
во мне горели дома
я /слово/ стал сам не свой
Во мне горели дома
и уголь сыпал золой
во мне горели дома
и крыша рушилась - стой?
Какое мерзкое чувство:
твои стропила прогнили.
как - словно - места не взвидя
моей душе стало тесно
откуда где нам с ней взяться
куда идти, осмотреться
куда идти нам, о боже, /то слово/
куда идти нам с тобой, моё сердце
настало время, настала погибель
и всё не то жжёт меня в моих ранах
пускай заснёт моя лютая стерва
пускай лучина испустит дым страха
мы слишком дерзко, но пусто родились
мы слишком рано, да поздно сознались
в моей душе ноты праха блуждают
в моей душе всем всё розно раздастся
Здесь вроде нужен эпиграф, но полно
Или мазок самый поздний?
Неправда
Исходность

не сплю

По большому счёту всё, что мы здесь делаем - это собираем и систематизируем информацию. Иногда мне кажется, что всё, что отличает нас от компьютеров на данном этапе - это свобода при выборе, какую именно информацию будем обрабатывать. А, значит, это свойство разума.
Я не уверен, мечтали ли раньше люди о бессмертии и понимали ли они его так же, как мы понимаем сейчас. Если почитать какого-нибудь Легоффа, то становится вполне очевидно, что даже в Высокое Средневековье люди мыслили вообще иными понятиями и категориями. Да что там говорить, мои деды бы сейчас ужаснулись, видя то, чем мы занимаемся, они бы просто не поняли половины из происходящего, как несчастные размороженные в Трансмете.
Так вот, мне кажется, что идеал нынешнего бессмертия - это нечто вроде живого компьютера. Конечно, вечное молодое и красивое тело тоже будет приятным бонусом, но, положа руку на сердце, многие ли из нас используют все возможности этого тела даже в одной, сравнительно короткой жизни? Тело нужно большинству из нас только для еды, сна и сидения в интернете. То бишь, чтобы обрабатывать информацию.
В таком случае тело как бы и не нужно.
Что неизбежно приводит нас к мысли о бессмысленности бессмертия, ведь его единственным и необходимым условием будет являться неиссякаемый интерес, поддерживающийся по принципу кругов Сократа, когда как на деле ... назовём это "размер" - размер человеческой заинтересованности обратно пропорционален беспредельно расширяющегося периметра.
Назовём это, по аналогии с Сорокиным, у которого были "гнилые кольца времени" - "рваные круги Сократа".
Пиздец, как это всё тривиально, я просто в ахуе.
За окном взрывается яркое утреннее солнце. Предрассветное серое небо на глазах полнится синевой. Шум города набирает силу. У соседей сверху играет кем-то позабытое на ночь радио. Кричат чайки. Вдали, словно написанные слабой акварелью, виднеются корпуса завода и трубы, медленно рассеивающиеся в грядущей знойной дымке.