Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Исходность

Пдглядывать за самим собой

Я так давно веду жж, и стак старательно записываю сюда так многое. И тем не менее мне кажется - да что там, я уверен - что ещё больше я пропускаю меж пальцев, что оно тихими невесомыми струйками сыплется и на лету золотой песок памяти превращается в серую-серую пыль.
Хочется бежать, бросить всё (Что? хаха) и спасать, спасать эти крупинки, ловить их, водружать на положенные места, облагораживать, отделывать свой дворец памяти.
Кажется, уже поздно - то, что я помню, всё больше покрывается плёнкой, прочным коконом, закопчённым стеклом, через которое ещё можно что-то разглядеть, знать, что это было тогда, а это здесь, но обонять, осязать - уже не выйдет.
Это словно подглядывать за самим собой и понимать, что настоящий ты остался там, а нового человека так и не народилось.
Я раскапываю старую переписку с собой, открываю ссылки десяти-двенадцатилетней давности, вспоминаю, при каких обстоятельствах они сохранялись. Когда-то это было важным, а теперь здесь растёт снег.
Сама ткань вирутального пространства измениласьб. Неправда, что всё, попадающее в интернет, остаётся там навсегда; нет, сеть тоже ветшает в одних местах и прирастает в других. Там, где я был когда-то, покинутая паутина, набитая сухими листьями, веточками, оболочками мух, и лёгкая лапка паука не пробежит здесь больше никогда.
Но я не могу отбросить своё прошлое, каким бы оно ни было пошлым, нелепым и безсмысленным. Ведь это всё, что у меня осталось.
Исходность

Тур команды «Разбойники из Кардамона» для XXI Чемпионата Санкт-Петербурга по ЧГК.

Тур команды «Разбойники из Кардамона» для XXI Чемпионата Санкт-Петербурга по ЧГК.

1 декабря 2019 года.

ПРЕАМБУЛА
Команда «Разбойники из Кардамона» приветствует участников чемпионата Санкт-Петербурга по Что?Где?Когда? и рада представить на ваш суд свой дебютный тур.
Разбойники благодарят за тестирование, ценные замечания и уделённое время команды «Ничего не пони» (Владивосток), «Фракталы» (Казань), «Логос-Альфа» (Южно-Сахалинск), «Мёртвая голова» (Санкт-Петербург), а также Евгения Кононенко (Москва), Ирину Зубкову (Нижний Новгород), Сергея Януковича (Витебск), Марию Трефилову (Калуга), Дмитрия Богданова (Белгород), Бориса Моносова (Санкт-Петербург), Максима Мерзлякова (Ростов-на-Дону), Артёма Рожкова (Ульяновск), Ивана Семушина (Москва).
Команда благодарит координатора Чемпионата Санкт-Петербурга Павла Забавского.
Особую благодарность за всемерное содействие выражаем Павлу Деревянкину!
Желаем всем хорошей игры.
Insidefear

Стена плача

Когда я поехал в Москву, то от страха долго не мог собраться с силами и бродил вокруг да около, набираясь решимости сделать последний шаг. И буквально в сотне метров от дома Х нашёл крохотный закоулок, испещрённый надписями и стихами. Многие из них были так созвучны моему настроению, что я не смог уйти оттуда, пока не прочитал все. Это, конечно, лишь малая часть, стены исписаны сверху донизу, десятками разных почерков. Видимо, не я первый приехал туда в попытке найти то, чего не существует. Но ведь мне нечего было терять.



Collapse )
Исходность

Врата Севера

Полотно спускается, кланяясь каменным стражам; в ложбине плещется, рябит, резвится да мечет блики живое озерцо. К нему и ведёт мой путь - а на том берегу сплошняком ели, такие строгие зимой, когда они в белых одеждах да бьются с ветрами; сейчас же приветливые, зелёные, хоть и смотрят слегка исподлобья. А в гуще их ещё стыдливо-обнажённые, тонко-стройные берёзки, только готовые нарядиться. И уже за лесом - внушительные громоздкие каменные стражи, разодетые в тёмно-зелёные, с белыми и серыми, крапчатыми узорами костюмы. Это тебе не пёстрые, как цыганский плат, южные горы; нет, это северяне, нрав у них строгий и троллям они дом. Это Хибины. Там начинается Север.
А на моей стороне сухая, соломенного цвета прошлогодняя трава, прореженная уже пробивающейся молодой порослью. В ней уложены почерневшие от времени брёвна, а на них и под ними сидят трое жутко ярких даже в этом царстве красок раннего лета, чёрно-белых, сияющих в солнечном свете сорок.
Я долго смотрел на них, думая, что это не настоящие птицы, а искусно сработанные, забытые неведомо кем игрушки, да одна ворохнулась и посмотрела на другую. И сразу ясно стало, что они живые-живые, как и всё в этом чудном летнем краю прямо на границе снегов.
Поезд движется дальше. Тень, отбрасываемая вагонами, пляшет на валежнике, словно пламя костра. Я еду на север, и Хибины медленно отворяют врата.
Исходность

Возвращение

С возвращением меня! Это было определённо самое трудное и одно из самых красивых путешествий в моей жизни. Практически первопроходческое, в какие-то моменты я ощущал себя то Скоттом, то бедолагой Реем Гаррати, то Свеном Хедином и лишь изредка - собой.
Осталось привести в порядок заметки.

Romero

Страшная благодарность

Сел, наконец-то, отвечать на коменты, коих из-за моих сердечных дел накопилась пропасть, и сразу наткнулся на своё двухкратное обещание выложить историю про Египет.
Это случилось давно и взаправду, в 2011-м году. Мы с моей тогдашней девушкой поехали за границу, оба впервые. Денег хватило только на Египет, зато уж вполне себе с размахом - две недели всего включённого. А так как мы тогда были люди очень пьющие, то каждый вечер в итоге превращались в дрова. Что не мешало убегать в пустыню, шариться по Шарму, ездить на какие-то экскурсии и трепаться с соседями по отелю. Прекрасную историю одного из них я, кстати, уже приводил - вот она.
Собсна, эта история также имела место из-за неумеренного потребления алкоголя, а, конкретнее, Вина. Вино подавали за завтраком, чем, несомненно, провоцировали туристов на дальнейшее моральное разложение. Подавали его в стеклянных бокалах, и Вино надо было пить именно в обеденном зале, выносить бокалы запрещалось. Однако, конечно, все выносили. В том числе и я.
Большинство наших соотечественников выносили бухло с каменными ёблами, пребывая в полной уверенности, что, раз уж они заплатили за отдых бешеные 18 тыщ кровных, то имеют право ежедневно хоть рубить головы паре-тройке египтян у бассейна. Но я-то не таков. Всякий раз, проходя мимо бессильного что-либо сделать стражника, с горестной физиономией наблюдающего за текущим мимо него бесконечным потоком русских, цепко сжимающих бокалы, я поворачивался к нему и, приветливо улыбаясь, говорил "Я верну это".
Говорил, конечно, по-английски.
Всё было нормально, но меня смущало, что всякий раз после моих слов лицо стражника осеняло недоумение пополам с тревогой, он как-то скукоживался и на всякий случай изображал заискивающе-любезную улыбку со словами "иес, сёр".
Как-то вместе со мной выходила моя девушка, и, услышав наш ежеутрений диалог, стала смеяться. Я такой
- Чо ты ржёшь-то, я вежливый!
- А ты знаешь вообще, что ему говоришь?
- Конечно, что верну этот бокал.
- Э, нет, - помахала пальцем перед моим лицом Кошка.
С искренней и добродушной улыбкой каждый день, проходя мимо стражника, я говорил ему "I'll revenge it".
Исходность

Как мы ездили на Соловки и что из этого вышло, ч. 1, официальная

Есть у меня друген. Живётен в Германен, хотя сам и русскен. Как-то тут я про него писал - дескать, утомилась русская душен на смертельной для неё германен чужбинен, возжелала домен. Вполне резонен, что домен другену делать нечеген, так как в Германен таки баще, по мордасен не бьютен, в пативен не запихивают и в подворотнен, коли пьянен домен ползёшен, не принимают. Ну, или делают это режен, чем тутен. Работен, опять жен.
В общем, другену я переезжать не советовал, но повидаться то хоццен. И родилась у нас идейен провести вместе небольшой отпускен. Просто так тусить неделен скучнен, да и стакнуться сложнен. А вот если куда поехать, благен, что в последнее времен мы загорелись идеен посещатен всякие интерестен местен.
Первым моим предложениен было поехать на Воттаваару, куда содержательно и изысканен хожденствовал Кулакфаустен в прошлом годен. С тех порен я сам возжелал посетитен Смертен-горен, но парнен единогласен воспротивились и заявилен, что сидетен на какой-то горе трое сутокен не по их утончённым душен, даже если это русскен Стоунхенджен.
Вторым предложениен были Соловецкие острова.
Каждый, кто захочет узнать о них больше, может легко воспользоваться Вики, а я дам краткую сводкен: поехали на 4 денен с палаткен, вкусить дикен жизнен под бокен у монастырен. Я уже давно думаю, что неплохо бы отбросить излишние благен цивилизатионен, дабен погрузитсен в настоящен путешествен.
Попыткен, конечно, был халявен, но, если бы не люден, вооружившие меня палаткой (Паша), спальникен (Санычи) и штурмовиком (Ваня), гнитен бы моим костен на Соловках, как и тысяче другихен жертвен. Тем не менее, я умудрился отличитьсен, поехав на Север (150 км. до Полярного круген) без куртки и ботинок - в шортах, кедах (рванен) и футболкен.
К счастен, в магазинен была одна курткен, которую я и приобрёл. Курткен спасла мой тушкен от смертен и дюже согревателен. Кеден же показали себя с самой лучшей сторонен, быстро промокаен но и быстрен высыхаен.
Преодоленен около сотен километрен, половинен на своих двоихен, полвинен - на великен. Вышло неплохен, тушкен ещё способен выносит нагрузкен. Наша природен - чудесен, люден на Северен приятен и хорошен. Краткий экзерсисен в походен - внизен:
1 денен - установка лагерен и обзорен Спасо-Преображенскен Монастырен под проливным дожден. Самый трудный день путешествия, когда некоторые не выдержали и отправились спатен в гостиницен.
2 денен - прогулка до дамбен и дальше, болотен, через всю Муксалму на гору Фавор. Дошли не все.
3 денен - велопрогулка на Север. Удалось доехать до Грязной Губы, после чего застряли в оном самом и дальше ехать сочли мазохизмом. Лишь проба воды установила, что мы были на берегу Грязной Губы.
4 денен - сувенирен и отплытие домен
IMG_4323
Collapse )
Исходность

Индия. Умиротворение.

0. Моя замечательная Индия
1. Бег
2. Проникновение

     Наконец-то я пересёк Индию с запада на восток. Дорога, начавшаяся в посёлке Сиолим, прошла через Мапусу, Панджим, Маргао, Хабли и, спустя ещё сутки, упёрлась в Хайдарабад.
     В Хабли я чуть не купил "плохой" билет до Гокарны, но одумался и взял комфортабельный (вот о чём был тот рисунок) автобус до Хайдера. Казалось бы, Калькутта уже совсем близко, но оказалось, что из Хайдера туда не ходит ни одного баса, а поезда раскуплены на неделю вперёд. Пришлось пробить дыру в бюджете и купить авиабилет, а заодно забронировать поезд на Дели через неделю.
     Прикрыв тылы, я отправился бродить по Хайдеру, который считается одной из двух столиц современной Индии-лидера в области IT наряду с находящимся южнее Бангалором. Правда, в собственно Киберабад я так и не добрался - его кварталы располагаются где-то на юге.
     Удалось пройти по центру Хайдера (излишне упоминать, что там больше всего бросалось в глаза), скататься к заявленной, как одна из высочайших в мире (наглая ложь! Жалкие 18 метров) отдельно стоящих статуй Будды и буквально взлететь из-за нехватки времени на Голконду, почувствовав себя современным аналогом Аурангзеба. Везде я становился предметом огромного интереса местных. Так, я ответственно заявляю, что на острове, где стоит Будда, я был гораздо популярнее принца Гаутамы: его сфотографировали по разу, а меня - не меньше тридцати. К счастью, он товарищ не мстительный, в отличие от наших суровых авраамических святых.
     Кстати, тут я встретил первых за два дня с момента отъезда из Гоа белых людей.
     Как всегда, во второй части путешествия начинает сказываться нехватка денег, в прямом смысле слова пущенных на ветер. Чувствуя себя Керуаком, стыдливо подумываю о том, чтобы занять у мамы.
     Хайдерабад стоит на холмах, сложенных из огромных валунов, и дорога в аэропорт плавно взбирается наверх, пока весь миллионный город не разваливается внизу, похожий на перезрелую, плюхнувшуюся с дерева на камни папайю, залитый пыльным розовым светом восходящего Солнца.
     В аэропорту нашли и отобрали мой нож. Ему чуть не хватило пересечь Индию со мной до конца. Жаль. Ну ничего. Впереди - долгожданная Калькутта.

Collapse )
Исходность

Индия. Бег

0. Моя замечательная Индия

Собравшись с силами, решил перенести сюда часть своих путевых заметок, дополняя их фотографиями. Да сохранится же на серверах сие.

Рассматриваю себя на исходе первой недели путешествия по Индии. Она оставила на мне не отпечаток даже - полновесно пришлёпнула Большой Круглой:
- обгоревшее, облезающее, красновато-бурое, жирное шелушащееся лицо;
- солярная экзема на белых плечах и груди;
- ссадины на руках и ногах (преимущественно оставшиеся после небольшой аварии).
Я должен писать эти строки из Аллахабада, но вместо этого почему-то сижу в Хабли, тысячью километров южнее. Мне талдычили, что Индия меняет планы, я не верил - и правильно: планы ломают только другие люди.
Самое главное повреждение у меня в душе, к счастью, нанесённое слабой, неуверенной рукой и потому неглубокое. Это даже не рана, а просто глупая прореха на толстой шкуре моего сердца, но она неприятно саднит. Конечно, путешествовать две недели в одиночку, когда рассчитывал на компанию, не очень приятно, но, с другой стороны, оставаться в Гоа было невозможно, отвратительно.
А, похер, всё равно план никуда не годился. На поезда нет никаких билетов, кроме переполненных плацкартов, где на тебя глазеет весь вагон; автобусы, а кое-где и самолёты, ожидаемые согласно путеводителю, отсутствуют, как капиталистический класс в обществе победившего коммунизма. Кажется, юг Индии желает отделиться от севера, ибо попасть из Гоа в Калькутту не по воздуху потруднее, чем упросить апостола етра  дать поиграться ключами от райских врат.
Вообще пока всё весьма уныло. Улицы завалены говном и мусором. Центр Дели смахивает на недостроенную декорацию, застрявшую между запланированным неведомым архитектором разрушением не соответствующей настроениям нарождающейся сверхдержавы колониальной архитектуры и возведением его же, не оконченного ещё проекта. Гоа скучен и наполнен деградирующими гайдзинами, ошалевшими от изобилия наркотиков. Впрочем, о Гоа будет отдельный разговор. Там не так уж и плохо.
Ах, да, а ещё тут повсеместные сложности с горячей водой.
Заканчиваю страницу в неопределённости. попробую завтра сходить на автовокзал: мне бы до Калькутты добраться, но из этого медвежьего угла все дороги ведут лишь на юг.

Collapse )